Ошибка на сайте

Отправить  
Главная Estet Эстет недели Светские музы: Татьяна Яковлева

Светские музы: Татьяна Яковлева



Пробежавшись по героям нашей рубрики «Эстет недели», вы наверняка заметили особую любовь к персонажам прекрасной эпохи, к Серебряному веку и послевоенным годам. Когда смотришь старые снимки, или узнаешь про тогдашние попытки изменить этот мир к лучшему, постоянное совершенствование вкуса и представлений о красоте, начинаешь понимать, с каким трудом мы стали жить в культурном комфорте. Да, мы позволим себе подобный термин, чтобы обозначить сегодняшние свободы.

Когда впервые в одной из бесед-обсуждений новых персонажей рубрики упомянули Татьяну Яковлеву, возникло лёгкое недоумение — кто это? Да, мы говорим о виконтессе Жаклин де Риб, подумывали о Лилиан де Ротшильд, — вообще наши герои практически всегда представители той, зарубежной культуры. А «Татьяна Яковлева» как-то, мягко говоря, не звучит. Но оказалось, что именно она являлась последней любовью Владимира Маяковского, рупора революции и огромного романтика. Эмигрировав во Францию, пристанище русской интеллигенции и аристократии, она своей красотой, вкусом и стилем вдохновляла дизайнерские умы и толпы сопереживающих миру моды. Почти как княжна Мария из солнечной Абхазии.

Татьяна Яковлева выросла в Пензе, хотя родилась в столице империи, в Санкт-Петербурге. Октябрьскую революцию она встретила в Пензенской губернии. По протекции друга семьи, конструктора Андре Ситроена Татьяна отправилась во Францию лечить туберкулёз. Ясное дело, что в Россию она уже не вернулась.

Париж познакомился с юной, 19 лет от роду, русской красавицей, которая моментально стала покорять модные подиумы, рекламные постеры, мужские сердца и женские «жёлчные пузыри». Её знакомыми были такие титаны русской культуры как Сергей Прокофьев (вы только послушайте его «Танец рыцарей»!), мировой любимчик, бас Фёдор Шаляпин, художники Ларионов и Гончарова.

Потом она познакомилась с Владимиром Маяковским, и, скорее всего, неслучайно. Бытует мнение, будто сестра Лили Брик Эльза Триоле с помощью статной красавицы Татьяны Яковлевой просто попыталась удержать поэта, который тяготел в Штаты. Там жила его дочь, а здесь, в советской республике и во Франции, жили нахлебники (ой, его вечная любовь и муза Брик и её супруг). Тогда громогласный Маяковский предстал перед Татьяной неподражаемым, тихим и чутким романтиком. Когда он провожал её из больницы в их первую встречу, в промозглую погоду, в такси он укрыл ножки девушки своим пальто…

Как пару лет назад пара Джоли-Питт вызывала восхищённые вздохи и улыбки у поклонников, так же было и в конце 20-х в Париже, когда пара Маяковского-Яковлевой заходила в какое-нибудь кафе. Говорят, была очень красивая пара. Но Владимиру пришлось покинуть свою возлюбленную и вернуться в новую Россию. Больше они не виделись… Как вы знаете, в 1930 Маяковский застрелился, Брик сожгла все ответные письма Яковлевой, а вот Татьяна хранила их долгие годы. До отъезда в Москву Владимир оставил крупную сумму одному цветочному магазину, чтобы каждое воскресное утро у его Татьяны была корзина свежих цветов с его визитной карточкой.

Так знакомство с Маяковским обессмертило её для русской читающей публики: о ней заговорили аж в 60-х, хотя кто увлекался творчеством поэта, знал о ней всегда.

Затем она вышла замуж за французского дипломата Бертрана дю Плесси, которому она родила дочь Франсин. В 1940 году лейтенант дю Плесси погиб, он был лётчиком. Награду за подвиги супруга она получила из рук Шарля де Голля. В 1940 Париж был занят немецкими войсками: у Татьяны был роман с киевским евреем Александром Либерманом, который уже несколько лет жил во Франции и работал в издательском деле. И, естественно, жизненно необходимо было покинуть французскую столицу. Татьяне и Александру вместе с дочкой Франсин удалось бежать из оккупированного города и переехать в США в 1941 году. Там Либерман устроился в Conde Nast Publications. Позже, он, с революционным духом и чутьём, станет редактором «Vogue».

В своё время именно она сказала Либерману, своему супругу, влиятельному редактору влиятельного журнала, что Кристиан Диор и Ив Сен-Лоран гении, и что за их представлениями о моде и красоте будущее. Что тут скажешь: талантам надо помогать, чтобы они раскрылись!

В Нью-Йорке у Татьяны было хобби, которым она занималась исключительно для души. Она работала в «Сакс на Пятой авеню», продавая свои шляпки таким клиенткам, как Эдит Пиаф, Коко Шанель… Позже она перестала работать в магазине и переквалифицировалась в «хозяйку салона», встречаясь с именитыми друзьями. Например, у неё нередко была Марлен Дитрих, фам-фаталь и кинодива. Их отношения были довольно близки, ведь только близким друзьям можно сказать, когда те закуривают сигарету: «Марлен, если ты прожжёшь мой диван — я тебя убью. Имей в виду».

В 70-х Татьяна Яковлева, признанный образец стиля и законодатель вкуса, стала находить отраду в воспоминаниях. Новой волне эмиграции из Союза, которые как-то оказывались у неё в гостях, она читала Маяковского, тепло вспоминая свою любовь полувековой давности (хотя разве есть у неё срок?).

В 1991 году 85-летняя Татьяна Яковлева скончалась в Уоррене, штат Коннектикут.


Для того чтобы оставлять комментарии необходимо войти или зарегистрироваться.

Комментариев пока не было.