Ошибка на сайте

Отправить  
Главная Estet Эстет недели Светские музы: Жаклин де Риб

Светские музы: Жаклин де Риб



Мы обожаем истории про людей, которые из самых низов поднялись на Олимп, которые подарили огонь вдохновения миллионам, и которые совершают ежедневные подвиги во славу человеческого гения. Мы обожаем истории про себя, если бы занимались любимым занятием и достигали определённых высот. Да, да, нам это действительно нравится. Но наша героиня, виконтесса Жаклин де Риб совершенно из другого мира. Аристократка по происхождению, всей своей жизнью показывающая миру, что есть элегантность. Элегантность, приправленная сексуальностью. Хотя её друг Кристиан Диор считал подобное не возможным, Жаклин де Риб просто предлагала работать над собой чуточку больше. Работать над собой и достигать личностной огранки (кажется, это даже можно записать себе в блокнот).

Кто такая Жаклин де Риб? Филантроп, меценат, модель, кутюрье, светская львица, резидент бомонда, отличающаяся остроумием. В 86 лет, прикованная к инвалидному креслу, Жаклин смогла собрать в нью-йоркском Метрополитен всю модную тусовку, журналистов и блоггеров на собственной выставке платьев из личной коллекции. Порядка шестидесяти вечерних платьев от именитых кутюрье сегодня представляют собой портрет души и внешнего вида того самого элитарного сообщества, которое многие видели только в фильмах или читали в мемуарах. Сама же Жаклин де Риб мемуаров решила не писать. Говорит, мы не поверим, что всё это с ней происходило. Хотя было бы интересно почитать о её встречах с Ив Сен-Лораном и Кристианом Диором, о великосветских приёмах и своём отношении к ним. Помните, когда Майя Плисецкая, пылающая муза СССР и всех деток, мечтающих заниматься балетом, написала свои мемуары, люди ахнули от удивления, и остались с непонятным привкусом, что же делать дальше. Хотя… наверное Жаклин права, не стоит поражать постфактум потомков и некоторых очевидцев событий тех лет. По крайней мере, о Жаклин мы знаем по словам её друзей. Однажды Ив Сен-Лоран превознёс её так: «Де Риб заставляет меня мечтать. Она жемчужная серьга в ухе короля Польши, изумруд царицы Савской, лунная тиара Дианы де Пуатье, кольцо Нибелунгов. Она как замок в Баварии, чёрный лебедь, королевская голубая орхидея, сияющий единорог. Её глаза — отражение луны в водах Баден-Бадена. Она — дрожащий эгрет, украшающий тюрбан махараджи загадочной барочной спиралью. Она — бриллиант Голконды. Кроме прочего она мой друг, и, стоя на коленях, я целую её руку».

Она зарекомендовала себя как идеальный образец стиля и вкуса, не стесняясь корректировать платья уже сшитых коллекций. Она мастерски балансировала на грани экстравагантности и приличия. И что самое важное, она никогда не скрывала, что она Женщина, и что ей природой заповедовано быть сексуальной. «Искусство быть сексуальной – это не показывать, а оставлять место для воображения», — говорила виконтесса.

В 53 года она решила сама заняться дизайном одежды после наущения Олега Кассини, одевавшего Жаклин Кеннеди. Платья-то де Риб придумала, портные сшили, но возникла проблема с эскизами: как оказалось, она совсем не умела рисовать. И тут был приглашён никому не известный молодой итальянец, которого весь мир через три года узнал как Валентино.

В начале пятидесятых виконт де Риб и Жаклин впервые посетили Америку, где она произвела фурор на местный бомонд. Фотографы были покорены её необычайной красотой и шармом. А ведь у неё выдающийся профиль!

Когда она ещё была ребёнком, её мать признавала свою дочь долговязым ребёнком с длинным носом. Считается, будто мать будущей виконтессы всего один раз поцеловала своё чадо. Переводчица Хэмингуэйя оказалась скупа на чувства к собственному ребёнку. Когда Жаклин исполнилось 19 лет, она вышла замуж за виконта де Риб, и вели они образ жизни хоть и светский, но без излишеств, не пытаясь эпатировать публику и привлекать к своим особам чрезмерного внимания. Аристократы, что тут скажешь.

И вот аристократизм, которым Жаклин была пропитана, накладывал определённый отпечаток на отношение к жизни и лично к себе. Она не представитель тухнущего сословия, от которого осталась труха и какие-то бумаги. Родившаяся в день взятия Бастилии (то есть 14 июля), в 1929 году, она принесла в современность, строившуюся на плечах осуществивших американскую мечту, тот флёр загадочности и настоящего высшего света, который пытались многие воссоздать. А что ещё остаётся делать музе?..


Для того чтобы оставлять комментарии необходимо войти или зарегистрироваться.

Комментариев пока не было.