Ошибка на сайте

Отправить  
Главная Estet Эстет недели Эрик Сати: пророк-эксцентрик

Эрик Сати: пророк-эксцентрик



Эксцентричный и вечно голодный, дедушка лаунж-мелодий, остающихся в душе, ­повлиявший на развитие музыки ХХ века, Эрик Сати по праву может назваться эстетом недели.

Недавно мы задумывались о природе эстетизма: кто такой эстет и почему мы одних включаем в этот список, а других обходим стороной? Правда кого-то при жизни причисляли к этой когорте, а кого-то мы буквально впихиваем в «Эстеты недели», видя в них то особое зерно. «О чём это они?» — естественно вы задаётесь вопросом. Просто нам кажется, что каждый эстет — по натуре деятель, трансформирующий и модифицирующий нашу жизнь. Его одежда и манеры, его работа и творчество говорят обществу о невероятно чувствительной душе. Да-да, мы не забываем душу, которая порой бывает ущемлена и порождает язвительные и саркастические выпады в поле реальности.

Пока пианист играет в ресторане ни к чему не обязывающие композиции, пока гости делают заказы, официанты чинно снуют по залу, а представительницы богемы и высшего света делятся последними новостями, о чём думает наш герой? Он и его музыка всего лишь часть антуража ресторана, не более. Эта музыка ласкает уши, но не уносит в глубокие раздумья, оставляя гостя ресторана здесь и сейчас. И вот эти простые мелодии получили острый эпитет «меблировочная музыка». И придумал его Эрик Сати.

Это он был тем пианистом, вечно бедным, одевающийся до безразличия эксцентрично, сменяя образ бомжа на франта а-ля-Монтескью. Это он, перебирая гаммы, чувствовал голод, а ему благодарные гости подносили виски или абсент. Противник огромной музыки Вагнера и сладких композиций Сен-Санса, Эрику Сати удалось внедрить свои нововведения, которые были моментально расхватаны французскими композиторами-современниками. Так что в его таланте сомневаться нисколько не приходится.

А родом его музыкальная душа была из Нормандии, городка Онфлёр в Кальвадосе. В его детстве семья Сати переезжала в Париж, но после смерти матери, детей отправили обратно в провинцию. Но великий город притянул его на обучение в консерваторию, где он, честно говоря, облажался,  так и окончив своё образование.

Тем не менее, Эрик Сати не прекратил свои музыкальные практики, а напротив — развивал это искусство, предложив сначала импрессионизм, который подхватит позднее Клод Дебюсси, затем ввёл новую композицию произведений, чуть позже переходит в минимализм и провозглашает о «меблировочной» музыке, которая обязана быть фоном в ресторанах и магазинах, нотариальных конторах и банках. Музыка окружает нас — но мы её специально не слушаем, как на концерте в театре. Идеи «меблировочной» музыки сформировались за несколько месяцев до начала Первой мировой войны, до начала конца старого мира.

Поразительно, что в первое время люди слушали эту «фоновую» музыку, чем искренне бесили Сати: ему не нравилось, что люди не понимали её назначения. Неудивительно, что практически до 50 лет Сати оставался неизвестным широкой массе слушателей. Морис Равель, на которого Эрик сильно повлиял, устроил первый в жизни композитора концерт и устроил выгодные контракты с издателями.

Но благодаря творческому бомонду, искусство Сати стали понимать, и за ним закрепилась репутация Пророка. Его балет «Парад», написанный для танцоров труппы Русского балета, открыл новую веху в звуковом искусстве. Французский поэт Гийом Аполлинер для описания музыки впервые использовал ранее неизвестный термин «сюрреализм». Великий русский композитор Игорь Стравинский, после премьеры в 1917 году, написал, что Эрик Сати положил конец вычурному импрессионизму, предоставив лаконичную и живую музыку.

Хотя не все так благосклонны были к творчеству язвительного француза: некоторые предполагали, что всё новаторство Эрика Сати в алкоголизме. Его друзья, вроде Жана Кокто, опровергали такие обвинения. Хотя те, кто обвинял Сати в алкоголизме, отчасти правы: всё же композитор умер от цирроза печени (причина которому большое употребление спиртных напитков в рабочее время) 1 июля 1925 года. Фактически никакого отклика в обществе смерть Пророка музыки не вызвало.

Только через двадцать пять лет, в послевоенные 50-е годы, к творчеству Сати прислушались. Основатель современного минимализма Джон Кейдж увидел в музыке Эрика отсылки к дзен-буддизму. Вернее он привёл аналогию «меблировочной музыки» с посылами восточного течения. «Если какая-то вещь вам скучна по прошествии двух минут, занимайтесь четыре. Если скука продолжается, продолжайте восемь, шестнадцать, тридцать две и так далее. В конце концов, окажется, что совсем не скучно, а живо и интересно».

Наш рассказ об Эрике Сати был бы неполным, если мы не упомянули, что после смерти, в 1926 году, он вошёл в список кинокомпозиторов. И можно сказать, что он был первым. И в этом ему «помогли» Марсель Дюшан и Ман Рэй.


Для того чтобы оставлять комментарии необходимо войти или зарегистрироваться.

Комментариев пока не было.