Ошибка на сайте

Отправить  
Главная Estet Эстет недели Робер Дуано, фотограф-гуманист

Робер Дуано, фотограф-гуманист



Ежедневно делаются миллиарды снимков: гламур и репортажи, портреты и селфи, но не все достигают того совершенства, каким обладали фотографы во времена, когда аппараты были роскошью… Но не будем грустить, ведь героем «Эстета недели» стал знаменитый французский фотограф-гуманист, кавалер Ордена Почётного легиона — Робер Дуано.

Беготня по улицам и стояние в пробках не даёт нам взглянуть на себя со стороны. Но стоит только присесть на скамейку в городском парке, как тут же в поле зрения попадают персонажи, достойные быть запечатлёнными на плёнке. По крайней мере, Робер Дуано подарил человечеству мимолётные мгновения, когда человек не позирует, не кривляется и не старается быть тем, кем не является. Дуано подарил обществу человека!

Пожалуй, громко сказано, и покажется не совсем оправданным такое заявление. Но его мессианское появление в искусство фотографии изменило мир к лучшему. Правда, он не создал своей школы с многочисленными последователями. Его невозможно вписать в какое-то конкретное направление в фотоискусстве. Но работы Робера Дуано — это всегда яркое незабываемое впечатление.

А всё началось в 1912 году, 14 апреля, в бедном пригороде Парижа — Жантийи. Как сам он говорил позднее: «Я родился в особенно уродливом предместье Парижа, хотя, что может быть уродливее остальных парижских предместий». Когда Роберу было семь лет, умерла его мама от туберкулёза. Он с трудом окончил среднюю школу и поступил в училище на вымирающую специальность — литографа. Дуано, конечно, жалел о потраченном времени, но все перипетии его детства и юности наложили невероятно огромный отпечаток на творчество. Творчество, которое его обессмертило.

В 16 лет он обратился к фотоискусству, и из-за своей стеснительности и замкнутости первыми «моделями» Дуано стали булыжники на мостовой. Хотя, честно говоря, молодой фотограф ещё не обладал техникой, позволяющей снимать движущиеся объекты. По примеру Эжена Атже, бродил по городу и снимал груды кирпичей. Затем, в 1931 году он после знакомства со скульптором Андре Виньо увлёкся природой понимания света, а также философией Монтеня, Маркса и Ленина, классической и современной литературой. Он поглощал тонны книг, просматривал многочисленные фотографии Кертеша и Анже — и так перед ним предстал знакомый новый Париж.

В 1932 году он выпускает первый репортаж про «блошиный» рынок, и постепенно начинает фотографировать людей на улице. Украдкой, издали, не привлекая к себе внимания. Природная застенчивость давала о себе знать: «Годы прошли, прежде чем я преодолел это. Я понял, что люди, которых фотографирую, такие же, как я сам. Я один из них, и они прекрасно это понимают».

После службы в армии, ему пришлось искать новую работу, так как сотрудничество с Виньо было невозможным: скульптор проникся кинематографом. И тут начинается работа Дуано на заводы Renault в западном Париже. И покажется странным, как ему могла не нравиться эта работа, но однотипные съёмки, строгая дисциплина убивали его. Но благодаря занятости в Renault, он улучшил материальную сторону своей жизни, женился и поселился в южном пригороде Парижа — Монруж, где и прожил всю жизнь.

В 1939 году его уволили с завода за многочисленные нарушения дисциплины. Но тут же он устраивается в агентство «Рафо» к Шарлю Радо, который делает ему заказы один интереснее другого. Здесь и съёмка гребцов и древние пещеры, путешествуя в которые он и узнал о Второй мировой войне. Его призвали на службу, но по болезни демобилизовали. Пока Франция была оккупирована, он жили случайными заработками. А ещё война напомнила ему о юности, когда он обучался искусству литографа. Дуано изготовлял фальшивые паспорта и прочие документы для участников Сопротивления, евреев, беглых узников концлагерей и коммунистов.

В 1944 году освобождённый Париж нуждался в фотографах: работы было много, но и жажда трудиться была огромна. Заработали газеты и журналы, постепенно налаживалась мирная жизнь. Ах, Париж любил его, он любил свой город. Он любил людей, снимая их порой в самых анекдотичных ситуациях, за что нередко критиковался. Но Робер Дуано подарил новому Парижу своих простых и добрых жителей.

Властелин неожиданности, Робер Дуано обладал недюжинным терпением. И к середине 1950-х ему воздалось: фотограф стал известным и признанным мастером. Его работы входят в экспозиции крупных музеев и галерей. А фотография «Поцелуй у Отель-де-Виль» стала символом Парижа, города романтики и влюблённости.

«Я пытался показать мир, в котором мне было бы хорошо, где люди дружелюбны, где я смогу найти те добрые чувства, к которым всегда стремился».

Робер Дуано в своих фотографиях показывал свою любовь к людям, которую пронёс сквозь всю свою жизнь. Вплоть до 1 апреля 1994 года…


Для того чтобы оставлять комментарии необходимо войти или зарегистрироваться.

Комментариев пока не было.