Ошибка на сайте

Отправить  
Главная Estet Эстет недели Достоинство и благородство княжны Мэри

Достоинство и благородство княжны Мэри



Согласно этикету, никто не смеет входить в зал после императорской четы. Высший свет ожидает венценосных особ, выражая тем самым своё почтение. И это правило касается всех, даже тех, кто был известен своим «умением» постоянно опаздывать, как, например, наша героиня. Однажды княжна Мэри, фрейлина императрицы Александры Фёдоровны, вошла на панихиду одного знатного человека после российских монархов, что выходило за рамки приличия. Его величество Николай II посмотрел на опоздавшую девушку с улыбкой и сказал: «Грешно, княжна, быть такой красивой»…

В семье генерал-майора в отставке и члена Государственной думы князя Прокофия Шервашидзе в 1888 году родилась дочь Мария. Потомок владетелей Абхазии, он дал своим детям прекрасное образование и воспитание, что позволило в будущем им войти в высочайшие круги общества.

В раннем возрасте Мария переехала с родителями из родного Батуми в Санкт-Петербург, где позже она благодаря своим манерам, врождённому аристократизму и необыкновенной внешности смогла стать фрейлиной Александры Фёдоровны. Фрейлины представляли собой свиту при императрице, великих княгинях и великих княжнах и выполняли ряд обязанностей при Дворе. Она была настолько красива, что окружение действительно любовалось ею, а творческие люди посвящали ей свои произведения. В 1915 году грузинский поэт Галактион Табидзе опубликовал поэтический сборник «Мери», где знающие люди без труда разглядели музу — княжну Мэри. Но судьба поэта так сложилась, что муза никогда не читала его творения и с ним не была знакома. Сама княжна Мэри уверяла, что его не знает и не читала его стихотворений: правда, она лукавила, что не читала стихов о себе — княжна не владела грузинским языком, и даже знаменитого «Витязя в тигровой шкуре» Руставели читала  в русском переводе. Есть мнение, будто перед Лувром в годы эмиграции Табидзе столкнулся с Марией, когда та прогуливалась по Парижу…

В 1916 году она с матерью и сёстрами возвращается в Западную Грузию, на побережье Чёрного моря, в связи с кончиной отца. И именно там она встречает революцию 1917 года, которая полностью меняет общее положение вещей. Сначала приходят меньшевики, а затем в 1921 году в Грузию входит Красная армия. Ранее, в 1919 году в Кутаиси она выходит замуж за своего возлюбленного, князя Георгия Эристова. Но из-за установления советской власти в республике им приходится покинуть страну. Сначала уезжает Георгий, а затем Мария отплывает из Батуми в Константинополь, первое и нередко последнее пристанище многих дворян былой Российской империи. Первое время они проводили, веселясь и не задумываясь о своём будущем. Но суровая реальность вынудила молодожёнов и родственников Марии переправиться в Париж.

Париж, который ощутил на себе наплыв российской эмиграции, ставил свои жёсткие условия. Некоторые французы, как Эрнест Бо, конечно помогали эмигрантам, приобретая у них предметы роскоши и утварь, чтобы оказавшиеся на чужбине люди могли свести концы с концами. Видя, в каком положении русские эмигранты, Мария и Георгий не побоялись поселиться в 16-ом округе, где жили сливки французского общества. Чтобы продолжить вести достойный их уровня образ жизни, им пришлось жить вместе с семьёй Марии (так в целом выходило дешевле) и организовать ателье по пошиву одежды. А сама Мария Эристова-Шервашидзе пошла в модельный бизнес, где она в мгновение ока стала иконой для западноевропейской публики. Экзотическая кавказская красота сводила с ума парижский бомонд. Она была одной из первых моделей Коко Шанель, с которой её познакомил великий князь Дмитрий Павлович, получила невероятную популярность и стала эталоном элегантности и изящества для модного мира. Но лично для Марии годы моделью были крайне неприятны, оскорбляли её достоинство, с чем она успешно совладала и пережила самую тяжёлую борьбу «хочу и надо». Позже она не любила вспоминать о годах, проведённых на подиуме.

В Париже почиталось за честь пригласить на званый вечер или собрание Марию Шервашидзе. Она присутствовала на открытии Русского корпус-лицея имени Николая II в Версале и на освящении Русской гимназии. Лучшие фотографы того времени мечтали с ней поработать, а публика посещала модные показы исключительно ради того, чтобы увидеть насколько прекрасна княжна. Но при первой появившейся возможности она уходит навсегда из модельного бизнеса.

В 1946 году её муж Георгий, или как его называли Гигуш, скончался. Это стало сильнейшим ударом для Марии Шервашидзе. Она была вся в нём: после его смерти она добровольно ушла в один из лучших домов престарелых, а её состояние позволило нанять сиделку. Переехав, она не забыла своих друзей и знакомых из 16-го округа Парижа, навещала их, но жить в том мире без Георгия она не собиралась. Она была слишком ему верна.

По словам её друга Бабо Дадиани, потомка знатного грузинского рода, комната Марии всегда благоухала от многочисленных цветов, присылаемых её знакомыми и неизвестными ей поклонниками. Люди восхищались её красотой, её манерами, её статью, которые просто не могли не привлечь к себе внимание.

Известно, что портрет молодой Марии Шервашидзе руки русского художника Савелия Сорина спустя годы оказался в спальне принцессы Монако Грейс Келли. Говорят, что принцесса каждое утро сначала смотрела на портрет княжны, а затем только в зеркало. Так она понимала, хорошо ли она сегодня выглядит.

На заре своих лет Мария Шервашидзе скучала по Грузии, но в СССР вернуться не могла. Так она и осталась в Париже, где умерла 21 января 1986 года в возрасте 98 лет. Но эталон красоты и элегантности, который она представляла (сказать «пропагандировать» язык не поворачивается, настолько она была естественна), остался всё же в веках и держится в памяти тех, кто считает себя поклонником Прекрасного.


Для того чтобы оставлять комментарии необходимо войти или зарегистрироваться.

Комментариев пока не было.