Ошибка на сайте

Отправить  
Главная Estet Эстет недели Послеполуденный Леон Бакст

Послеполуденный Леон Бакст



Ночами тайком от отца Лейб Розенберг (так звали при рождении Леона Бакста) рисовал этюды и эскизы. Родом из Гродно, что на окраине Российской империи, ему светила такая же жизнь, что и его отцу, талмудисту и мелкому торговцу. И отца раздражало, что сын занимается непутёвым делом. Живопись, рисунки — ерунда! в глазах консервативного папаши. И чтобы доказать сыну свою правоту, а может быть, уверовавший в талант сына, он обращается к известному скульптору, академику Марку Антокольскому, который оценил творчество подростка. Если бы не авторитетное мнение Антокольского, не учится Лейбе в Петербурге в Академии художеств.

Там он знакомится с Валентином Серовым, будущим «передвижником», а затем отправляется с ним в Грецию и… влюбляется. Древнегреческое искусство, архаичное по духу и вечное в своих формах, покорило сердце Льва Бакста (к тому времени он взял фамилию деда по матери Бакстера и укоротил немного на европейский манер для первой своей выставки). Свою любовь к микенскому искусству Древней Греции он пронёс через всё своё творчество. К тому же, конец XIX и начало XX века — время поклонения перед эстетикой Древней Греции и Древнего Египта. Бакст был в тренде.

Вернувшись в Петербург, он попадает в общество культурной элиты России: Бенуа, Коровин, Головин, Лансер — эти люди формировали новые художественные образы России. В 1903 году он рисует декорации и костюмы к балету «Феи кукол» — Петербург был в громогласном восхищении. Бакст — как новый воздух! Бакст — единственный и непревзойдённый! Бакст влюбился в дочку мецената Третьякова…

Ради женитьбы на Любови, дочери Третьякова, он сменил веру предков — иудаизм — на православие. Но семейное счастье не задалось: они разводятся и «всему обществу» назло Бакст возвращается в лоно иудаизма. Петербургские власти не оценили жеста, и выслали его из столицы: еврей не имеет права жить в столице. Несмотря на попытки друзей и поклонников добиться разрешения на проживание в Санкт-Петербурге и непреклонность властей, Бакст собирает вещи и едет в Париж. Навсегда.

А французы были рады Леону Баксту. Его имя не воспринималось как что-то российское, азиатское. Напротив, он был как будто свой, француз. А его творчество было подобно свежему воздуху. Искушенные зрители были восхищены им. Бакст поразил своими костюмами и декорациями к дягилевским «Русским сезонам». Новаторская хореография с модерновой атмосферой нашли отклик в сердцах богемы Парижа.

В России же… Когда показывали балетный номер «Послеполуденный отдых фавна», в костюмах и в танце которого проявилась бессмертная любовь Бакста к Древней Греции, произошёл удивительный казус. В тот прекрасный вечер танцовщик, знаменитый Вацлав Нижинский вышел в облегающих трико — Её Величество императрица упала в обморок…  Нижинского выгнали из страны. Дягилев, его импресарио и промоутер «Русских сезонов», отправился за ним.

Конечно, Бакст приезжал в Россию на короткие периоды. И успевал даже преподавать. Среди его учеников был Марк Шагал, который воспротивился совету учителя не ехать в Париж, и обрёл мировую популярность…

В 1918 году Бакст поссорился с Дягилевым, и уезжает в Америку. Там его принимают на ура, им восхищаются уже не только в Европе, но и за океаном. Чуть позже на пике славы он возвращается в Париж в 1923 году. Уйма заказов, он рисует, рисует. Его манера порождает вереницу поклонников. Его костюмы оставляют след в моде: парижские кутюрье подражают Баксту. Его знаменитость была его трагедией, как говорил его товарищ  Добужинский. Фактически он сгорел, умерев во цвете сил от разрыва сердца. За три дня до нового 1925 года…


Для того чтобы оставлять комментарии необходимо войти или зарегистрироваться.

Комментариев пока не было.