Ошибка на сайте

Отправить  
Главная Estet Эстет недели Безумные эстеты. Born in China

Безумные эстеты. Born in China



Эстет всех времён и народов Оскар Уайльд бросил вызов закоснелому британскому обществу: его манера одеваться, его колкий язык выводили из себя «высокоморальных» викторианцев. В петлице его пиджака был продет подсолнух. В начале ХХ века гениальный испанец Сальвадор Дали пришёл на экзамен в Мадридскую Академию с гарденией в петлице, приняв для храбрости большую дозу абсента — «волшебный» напиток всех творческих людей XIX-XX века….

Теперь соединив алкоголь и эпатажное поведение, а также вернувшись почти на две тысячи лет назад в Китай, мы встретим семь друзей, философов по духу, поэтов, музыкантов, признанных эстетов, оставивших неизгладимый отпечаток на восточную культуру. В III веке в Срединном государстве жили семь мудрецов из бамбуковой рощи, которые бросили вызов закоснелому китайскому обществу. Ничего не напоминает?

В те далёкие годы в Китае (как и сейчас) была одна идеология — конфуцианство, которое регламентировало все стороны жизни, а свободомыслие, мягко говоря, не поощрялось. Одного из мудрецов, Цзи Кана, даже казнили за его поэтическую сатиру на власть.

Семеро мудрецов шли по иррациональному пути Дао, где поступки, эстетическое наслаждение, порыв значат намного больше, чем сегодня и даже среди их современников-конфуцианцев. Но вдохновение эстетов имело истоки в «опьянении», когда алкогольном, а когда наркотическом (они употребляли грибы для поддержания своего творческого состояния). Но вся соль в том, что порой они добивались этого опьянения большой духовной работой, которая внешне проявлялась в эпатаже. Считалось, что они одержимы безумием, которое через несколько столетий вошло в моду среди творческих и тонко чувствующих людей.

Так Цзи Кан поражал своими эксцентричными и в то же время продуманными поступками: однажды вдохновлённый Цзи Кан пишет короткую поэму на своей лютне. Эта удивительная эстетика порыва спустя тысячелетия прорвётся среди эстетов XIX-XX века.

Семь мудрецов из бамбуковой рощи призывали к уходу от суеты, от мирской беготни, их идеи чем-то сродни тому, что сегодня пишут авторы в романах «Ешь, молись, люби», только с китайской замудрённостью. Они восхищались щебетанием птиц и красотой падающей воды. Своё название группа эстетов получило из-за своей любви к бамбуковой роще, где они проводили свои возлияния, где изливали душу в игре на лютне, где молча делились радостью бытия.

Поэты Жуань Цзи, Цзи Кан и Лю Лин, полководец Шань Тао, комментатор книги «Чжуан-цзы» Сян Сю, музыкант и литератор Жуань Сянь, государственный деятель Ван Жун,— так звали наших эстетов, чьё эпатажное поведение, чьи неординарные мысли вызывали восхищение. Когда Цзи Кана должны были казнить, три тысячи (!) подписали петицию о помиловании и выражали свою любовь этому гениальному поэту. Но власть не простила ему критики. Мудреца Лю Лина часто осуждали пуритане за его привычку оставаться  в своей комнате голым. Сегодня достаточно глупое обвинение, но помним, что конфуцианство лезло во все сферы жизни. На что он остроумно ответил: «Я считаю весь космос своим домом, а комнату — своей одеждой. Почему же вы залезаете в мои штаны?»

Этот вопрос можно высоко поднять многим эстетам прошлых лет и сегодняшнего дня, которые по обыкновению отличаются от окружающих.


Для того чтобы оставлять комментарии необходимо войти или зарегистрироваться.

Комментариев пока не было.